Редкая медаль Карла Гетса

На сайте COLLECT.KZ стартует раздел Фалеристика.

И начать этот раздел мы хотим с очень Редкой и Необычной медали — медаль Карла Гетса. Медаль изготовленна вскоре после окончания Первой мировой войны, в 1920 году.

Патинированная бронза, диаметр 58 мм.

На аверсе помещен карикатурный профиль французского солдата-африканца (во французских частях целые подразделения были сформированы из черных уроженцев колоний), под которым помещен национальный французский девиз «Liberte, Egalite, Fraternite» ("Свобода, Равенство, Братство"). На реверсе — изображение страдающей обнаженной девушки, привязанной к увенчанному французской каской члену. Вокруг имеется надпись: «Die Schwarze Schande» («Черный позор»). В начале XX века изнасилование белой женщины негром считалось большим позором. Внизу имеются инициалы художника Карла Гетца «K•G».

За основу этой медали Карл Герц взял золотую древнеримскую монету "Iudaea capta" ("Покоренная Иудея"), на которой изображен профиль императора и пленённая женщина Иудея со связанными руками. Медальер превращает Иудею в Германию. Одетая еврейка становится обнажённой немкой, но поза полностью сохраняется — связанные руки и понуро опущенная голова.

Но дальше художник сознательно взрывает общественные приличия: вместо Веспасиана на медаль помещается карикатурная голова французского солдата-негра в каске, а главная героиня медали привязывается не к пальме, а к огромному фаллосу. Над диким негритянским профилем идут слова «Die Wacht am Rhein!» («Стража на Рейне»), а вокруг девушки — надпись «Die Schwarze Schande» («Чёрное бесчестье»). Сверху взирает на немецкий позор масонский глаз в треугольнике — символ «ноябрьских предателей» 1918 года и международных поработителей Германии. Рядом с девушкой — арфа с порванными струнами, ещё один иудейский образ унижения и потери родины («На реках Вавилонских сидели мы и плакали, вспоминая Сион. Там на ивах повесили мы наши арфы…»).

«Стража на Рейне». Эта медаль стала «бомбой» чеканной пропаганды. Символы, близкие к порнографическим, впервые были использованы в пафосном жанре медальерного искусства. Гетц «нафаршировал» своё творение огромным зарядом национального мазохизма. Грубая эротика и физиономия торжествующего африканца оскорбляли немецкое достоинство. Каждая деталь медали должна была возмущать немецких патриотов, сыпать перец на свежие раны национального самоуважения.

Почему же именно «Die Wacht am Rhein»? Любой немец знал эти слова — три поколения выросли на патриотической песне «Стража на Рейне». Это стихотворение было написано ещё в 1840 году Максом Шнекенбургером. Во время франко-прусской войны 1870 года стихи были положены на маршевую мелодию. Кайзеровская армия переходила Рейн и осаждала Париж, сделав эту песню символом немецкого триумфа. Фактически, «Die Wacht am Rhein» стала неофициальным гимном Германии.

Первые нацисты полюбили сочинение Шнекенбургера еще до появления песни «Хорст Вессель». В знаменитом голливудском фильме «Касабланка» (1942) оркестр, играя «Марсельезу», заглушает именно «Стражу на Рейне», которую поют немецкие офицеры. Последнему наступлению вермахта на Западном фронте (Арденны, декабрь 1944-го) Гитлер даст кодовое название «Die Wacht am Rhein».

Но всё это будет позже, а пока, в условиях 1920 года «рейнский дозор» превращается в рейнский позор. Оба берега Реки, воспетой поэтами, оккупированы французской армией. В насмешку над немецкой гордостью, французский Генштаб направляет в свои рейнские гарнизоны колониальные полки, сформированные из сенегальцев. Чернокожие солдаты перемещаются из тропиков в университетские города Рейнланда. По сути, это было первое проникновение тысяч чернокожих мужчин в сердце старушки-Европы.

До появления миллионов африканцев и мусульман в городах Старого Света, до постколониального возгорания пригородов Парижа должны пройти ещё десятки лет. Но тогда, в 1920-м году, газеты впервые сообщают о диких выходках чернокожих воинов. Драки, пьянки, изнасилования наводят ужас на бюргеров. Для обслуживания сенегальских полков создаются особые бордели с немецкими женщинами. Казалось, что унижению Германии не будет конца.

Карл Гетц своей медалью специально давит на болевую точку национального самолюбия, горько иронизируя по поводу негритянской «Вахты на Рейне». Мол, как звучат строки Макса Шнекенбургера: «И юный немец рвется в бой, Границу заслонить собой, И клятва юноши тверда: «Немецким будет Рейн всегда!», — если и юноша искалечен, и армия разогнана, и Рейн стал французским?! «Звучит присяга, плещет вал, Знамена ветер растрепал, Спокоен будь, край отчий наш, Тверд и надежен страж, На Рейне страж» — как можно петь сейчас эти старые слова, если стражем Рейна стал вчерашний обитатель джунглей?!

источник материала: forum.faleristika.infomidrasha.net